Стихи

За океаном

За океаном знаний и воли
Тихая речка светлой надежды
Если по ней плыть —
Не знать яростных песен,
То приплывешь туда
Где каждый лик светел.
Неясыти кружатся за решеткой,
Перепел перепил много солнца
И разлетается одежонка
От слишком слепящего солнца.
Белыми ресницами хлопает слава,
Ее плоское тело обдувает ветер.
В моем доме давно поселился ветер,
Выдувает стекла, выбивает двери.
В моем доме пусто — там сорваны двери
И заходят птицы, и влетают звери,
В темноте озираясь ищут выход
И не находят двери.
В моем сердце пусто — там сорваны двери
И заходят птицы, и влетают звери,
В темноте озираясь ищут выход
И не находят двери.
На сгибе локтя тонкая стрелка,
Голубая жилка зовет в дорогу
В край безбрежных ранок на теле,
Кровоточащих на белые ткани.
Говорящие кони ускачут вперед,
На паутинке високосный год
Тки паутину наоборот.
Бескровные губы шепчут обет,
Живые боги летят на свет,
На паутинке високосный год
Тки паутину наоборот.

 

Выворотка

Странный перечень речений
Недосказанность сказаний,
Недоигранность игрушек
Остается вечно с нами.

Долго рисовали кровью,
А потом водой смывали —
На щеках остались пятна
На дурацком карнавале.

Опускались, подымались
Да поклонами квитались,
Ручки-ножки заплетались,
Ниткой белой обрывались.

Между небом, между пылью,
По земле промозглой, мокрой
Процарапаем ногтями
Нашей реченьки истоки.

Поглядит на нас пучина
Многоокими очами,
Поплывем морской кручиной,
И лучина перед нами.

Выворотка наизнанку —
Словно шуба, вся из моли.
Отказались мы от счастья
Да соткали платье горя.

Из трухи построим город,
Из нарывов слепим тело.
Наши книги учат боли,
Разъедая все пределы.

Только в сердце светит свечка,
Ей гореть бы да не падать,
Капли воска льются, жгутся —
Ничего уже не надо...

Роза, герань, резеда

Но окно зарастает стеклом
Здесь всего лишь четыре стены
И когда бы судьба не зашла
Не застанет бревенчатый дом.
Поколение спит сторожей
Поколение спит сторожат
И куда бы судьба не зашла
Непонятные лица лежат

И куда-то уходит стрела
То ли в землю, то ль в сердце. Куда?
Резкий запах у старых ворот —
Роза, герань, резеда.
И вода превратилась в янтарь
И застыла на мятом стекле
Рана рваная льдом зарастет
Когда выпадет бешеный снег.

Здесь мгновения нет и весов
На котороых отвесили куш
В ожерелье из сбивчивых слов
Наступает великая сушь.
Где же был ты? Куда занесло
Твою призрачно верную речь?
Но окно прорастает стеклом
И просвета уже не сберечь.

Ранка малая к долгой беде —
Не лечи ее — кровоточи
Пусть прольется по капле везде
Где начало, зачин и почин.
Зачиная великую речь
Не забудь про осколки и сны
Никуда не ходи до весны
А потом половодьем до встреч.

Это губы в смоле и золе
И застывшее время в игре
И осталось всего ничего
До того, чтоб понять и запеть.
И всего-то понять два глотка
И всего-то принять две руки
И всего-то смотреть на закат
Порождая цветы и стихи.

На открытой ладони стекло
Там где птица должна танцевать
И на землю опустится зло
И мы станем его целовать.
Неопознанный бьется корабль
Между трех угрожающих скал.
Три сосны, три скалы, три сестры
Третий брат оказался дурак.

Говорили ему — не ходи
Пропадешь за пятак, не за так
Говорили ему — уходи
Пусть все видят тебя позади.
Он сказал, что ушел и за ним
Запустили луну и волну
И под морем настигли его
И пустили успешно ко дну.

И по небу гуляли они
И по морю гуляли они
Заметая следы
Зажигая огни.

Нас сторожат

Нас сторожат тишайшие машины
Нас сторожат мягчайшие перчатки
Нас сторожат в лиловом,красном, синем
И настигая, говорят, что все в порядке

Нас сторожат колокола на башне
Нас настигают мерные улыбки
Друзья, прицелясь, не дадут промашки
Враги, прощаясь, занесут нас в списки

По над землей проскачем серым волком
Под снегом заночуем до рассвета
Прольемся мелким моросящим мороком
Покроем мхом зеленые монеты

Проникнув в землю, мы домой вернемся
Хромая и баюкая ушибы
И в кровь разбитый лоб подставим солнцу
Мы будем пить его лучи, мы будем живы

И снова вниз, лицом в сугроб весенний
Глотая серый снег с дорожной пылью
Щекой вонзившись в колкие сугробы
И гладя лед подтаявший на крыльях

Ты умрешь в этом городе

Ты умрешь в этом городе, которого нет
В бесконечных попытках увидеть свет
Ты умрешь в этом городе, которого нет.

Над твоей головой ослепительный свет
Под ногами земля неземной красоты
Ты боишься своей чистоты.

Нагота твоя — боль о непрожитых снах
Осыпается пепел с потухших ресниц
Где-то дивное пенье неродившихся птиц.

Этот город не здесь — этот город везде
Этот город из снов позабытых с утра
Ты умрешь в этом городе на мокрой земле.

И впитается в землю соленый твой страх
Все закончилось — больше не будет огня
И прекрасных зверей, не умеющих лгать.

В этом городе больше не будет тебя
Ты научишься жить, ты сумеешь ждать
Сны забывать и тихонько спать.

Ты умрешь в этом городе, которого нет
В бесконечных попытках увидеть рассвет
Ты умрешь в этом городе, которого нет.

* * *

И время выжженное вслух
Откликнется парадной ложью
И заблудившись в трех соснах
Кружить по кольцевой
И видеть черную дыру
На месте сердца у прохожих
И облететь в осенний пруд
Вечнозеленою листвой.

Я птица юности твоей
Мне дай лететь не уставая
Твоим я голосом пою
И сорок глаз глядят мне вслед
И бесконечные дары
Я в море синее бросаю
И возношу свои хвалы
Едва увижу светлый след.

Твои мечты в моих глазах
Смотри внимательней и ближе
И отблеск сердца моего
Растает на твоих губах
Не бойся руку мне подать
Сегодня я нежней и тише
Сегодня можно отдыхать
В моих невидимых крылах.

* * *

Обманы сотканы из слов
Обманы сотканы из дыма
И руки в кровь, и сердце в кровь
И как не обмануть любимых.
Обманы плавятся весь день
И струйкой тонкой обжигают
И за спиною меркнет тень
И день придет и не узнает.
Что мне сказать, чтоб оправдать
Обманы шумною толпою
Недотыкомкою в кровать
И двери наглухо закрою.
Обманы будут ликовать
Любимым лгать — себя терять
Куда бежать, с собою брать
Слова и шорохи глотать.
Обманы шумною толпою
По голове моей кочуют
И строят замки за спиной
И вздохи легкие воруют.

На ухабах

На ухабах живем
Под весенней капелью поем
Пьем забытые вина
Они обжигают язык
И куда-то идем
Под слепым бесконечным дождем
Сорок лет длится дождь
А потом прорастает родник

А потом все по той же долине
По насту и льду
И сдувает нас ветер
Непрестанно меняющий цвет
Где то речка течет подо льдом
Но не слышно воды
Направленье меняющий ветер
Сметает следы
Нет востока и запада нет
Юга и севера нет

А потом сорок лет
Пробираемся сквозь бузину
Сквозь колючий кустарник
Отчаянно бьющий в лицо
Где то речка течет подо льдом
Но не слышно воды
Направленье меняющий ветер
Сметает следы
Нет востока и запада нет
Юга и севера нет

На ухабах живем
Под весенней капелью поем
Пьем забытые вина
Они обжигают язык
И куда-то идем
Под слепым бесконечным дождем
Сорок лет длится дождь
А потом прорастает родник

Где-то сказки были

Где-то сказки были
Где-то кружки били
Где-то было лето
Где-то говорили

Где-то были песни
Где-то вечерело
Где-то на закате
Помирало тело

Где-то солнце было
Нам не рассказало
Где-то били волны
Нависали скалы

Почему-то с кем-то
Россыпью на небе
Комаром на хлебе
Мышкою в карете

На сердечной карте
Нарисуем море
Нас еще до старта
Укатали горки

По грошу за кошку
А собаки лают
Всех спасти не можно
Ручек не хватает

* * *

Свети подаренным светом
Пой отраженным звуком
Люби чужим сердцем
Слышишь, стучат в двери
Твой дом разлетится от этого тихого стука
Смотри, настоящее солнце встает
Безразлично ярко
И у дверей храма поет пробужденная птица
Бьется в груди сердце
Слышишь, стучат в двери
Изменяются милые лица

Ночь

Мои губы в коросте вчерашнего дня
Я вижу всем телом своим
Я вижу любовью
Каждое утро белая стена огня
Подступает к моему изголовью

И отгоняя вчерашние сны
Я думаю об одном
Что земля это дым
Что жизнь это сон
Что белым облаком вливается в дом
Ночь

Пасынки хрупкой любви
С крыльев сбивая пыльцу
Летят на забытый свет
Мохнатое солнце
Дарит пыльный рассвет
Выползая из-за стены
Ползет по лицу

Кто нас помянет бездомных детей
Наши песни споет за нас
Кто запомнит цвет наших глаз
Кто свечи поставит за нас

Неслыханные краски

Неслыханые краски льются по небу
Непрошеные гости поналетели в дом
Где сегодня был я, там никто не был
Только эту сказку я расскажу потом.

Непрошеные лица пооткрывали двери
И читать мешают мне книгу всех времен
А ко мне под утро приходили звери
Львы да носороги, да индийский слон.

Непрошеные песни разрывают кожу
Поналезли в щели — не угомонить
Кто-то был под утро на тебя похожий
Подарил мне четки, да оставил жить.

Непрошеные чувства заплетаю в косы
Не могу отрезать, не могу хранить
А когда начнутся крещенские морозы
Будет с ними темными мне теплее жить.

В небе распускаются золотые листья
Непрошеные птицы, незваные друзья
Приходите к дому, приносите искры
Угольки священные небесного костра.

Мы запалим пламя и незваный ужин
Из плодов невиданных соберем на стол
Если смерч примчится, значит он нам нужен
Он сегодня будет меньшим из двух зол.

Молча обменяемся душами, сердцами
Молча выпьем воду с серебряной звездой.
Если кто захочет, ему подарят камень
Чтобы было легче с ним идти домой.

Утром разлетимся, сохраняя маску
Вспомним свои тени, да уйдем вперед
Мы еще увидимся в незванном государстве
Где нас встретит нашенский, сплошь родной народ.

* * *

Снова приснится тебе золотой океан
И облетая пустые угодья свои
В кожу прольется запах невиданных стран
Где же ты, шумно стыдливый шорох листвы
Где же ты осень, я словно между времен
Запотевшие окна расскажут о мире своем
Игры и сны, и остатки поющей весны
Как прикоснуться к хрупкому летнему дню
Тленному солнцу,что тут же рассыпется в прах
Крылья на небе, птицы идут по земле
Солнце мое на губах
С привкусом меда и старых железных дорог
Душное лето, качаясь на мягких волнах
Теплые руки протянет ко мне
Белоснежная радость в разбитые окна влетит
Золотыми крылами остудит горящий мой дом
Что за ангел стоит за окном и грустит
Что за поезд придет
Что за ангел стоит за окном?

* * *

И неслышный стон
И каменный дом
И слепой огонь
В окне твоем
И незримый взгляд
И нестройный лад
И слепой огонь сотни лет подряд

* * *

Ожидание чуда
Пушистым комком белизны
Горло щекочет вырваться хочет
Ворота синие рая распахнуты настежь
Медные звери ждут тех, кто поверит
Замки зеленеют, щеколды ржавеют
Отброшены наспех
Ворота синие рая распахнуты настежь
В слепом ожиданье, в манящем молчанье
На грани поющего неба
Ожидание чуда небо щекочет
Падает в небыль
Ожидание чуда сорвется, прольется
Теплым дождем в пропасть неба
Вылетит вверх из влажного горла
К воротам синего рая
По изумрудной траве между столбами медными
Ожидание чуда пухом прокатится медленно
И улетит высоко к меду и вереску

* * *

На светлом празднике твоих перерождений
Я буду наблюдать из- за кулис
Как меркнет цепь и золото тускнеет
На празднике твоих пушистых грез
И детских яблок, пахнущих так сладко
Я буду наблюдать путь сладковатых слез
И это будет завтра
Мы завтра же начнем, когда запахнет снег
Весной, водой, и солнечным приходом
Мы завтра же начнем слиянье рек
И путь зрачка с восходом
Мы завтра же начнем входить в огонь
И видеть свет на пальцах и в ладонях
Ласкают плечи крылья за спиною
Мы завтра же начнем безумно жить
Любить, и замирая ждать заката
И солнце на воде и тихий свист
И осторожный взгляд

* * *

Я сны призывал как умел и они приходили
Я сны призывал и звучали лишь лучшие песни
Я зеркалом был и жизнь становилась чудесней
И сбывались мечты и враги навсегда уходили

Это старые сказки — за домом таинственный остров
Это детские песни, лишенные страха и грусти
Только лето, шиповник и райские кущи
Радуют кошки и сны — все любимое просто.

* * *

И яркий свет разрывает бред
Появляется город, которого нет
С морского дна подымается град
И взлетает в небо, где райский сад
Где красные яблоки с горькой душой
Где кора деревьев в золотой смоле
Где на земле ты чужой
Больное небо проходит сквозь пальцы
Опускаясь в землю
Замыкая круг
Обернись на стук
Здесь бродят деревья скитальцы

* * *

Ржавые кольца на влажной земле
Озера круглые как монеты
Бугры и ямы — холодный закат
Тело идет по земле
Кирпичные стены — полет над землей
Еле касаясь пыльной травы
Сны переходящие в зной
Плавный полет багровой листвы
Кружение веток и солнечный зной
Между солнцем и снегом запах весны
Руки в траве — сердце в листве
Над головою прозрачные сны

* * *

Когда все изменится — мы останемся здесь
Когда все уйдут — мы встретим черный рассвет
Мы будем тихо смотреть в его единственный глаз
И видеть как небо медленно сходит на нас
И видеть как кто-то смывает краску с травы
Цветов и деревьев,домов, реки и огня
Бумажные голуби, кружатся, падают вниз
Картонные домики мокнут уже без меня
Мы будем тихо сидеть, озираясь вокруг
Нам будет слишком покойно, куда спешить?
И души наши, кружась пролетят по огню
Мы будем молча сидеть и, наверное, жить

 

* * *

Завтра начнется солнечный день
Завтра закончится каменный дождь
Ты в открытую дверь войдешь, не отбрасывая тень
Ты будешь хранить меня сотни лет, исчезая до третьих петухов
Главное, не бояться тягостных снов
И того, что ты не отбрасываешь тень
Главное, не бояться темноты и дурман травы и зеленых глаз
И ночного крика совы
И не верить в порчу и сглаз
Главное, не бояться невидимых рук
И шума из-за стены
И дверь открывать, когда раздается стук
А на небе диск полной луны
И воздушный мост прочней чем земля
И память о свете древнее чем свет
И птичий язык нужней чем слова
Которых не было

* * *

Меня охраняют подводные звери
Меня охраняют бессоные люди
Меня охраняют собаки и кошки
Те что бродят ночами, а днем их не будят

Они тают с первым лучом солнца
Они тают с первым человечьим взглядом
Но каждую ночь они идут рядом
Доставая лапой до погасшего солнца

* * *

Вы видели кошку, смотрящую дождь?
На брызги, с балкона летящие медленно
На серое небо, а также на капли отдельные
Вы видели кошку, смотрящую дождь?
Вы видели кошку, с печалью в глазах?
Смотрящую в дождь,как на старые письма
С японским прищуром и древними мыслями
Черную кошку с печалью в глазах?

* * *

Между асфальтом и влажной землей
Вырастет город из красных рябин
Горькая сладость в его глазах
Сладкая горечь в его крови
В этом городе знают, что никто не придет
Никто не нарушит тягучий покой
Рыжая кошка свернулась клубком
В ее глазах запретный огонь
Заветный огонь выжжет дотла
Подымется к солнцу выше дождя
Из белого пламени вырастет дом
Пронзенный острым крылом
Между асфальтом и влажной землей
Душное солнце будет сиять
Бледные дети песни петь
Белыми глазами в небо смотреть
Над головою мокрый асфальт
Под головою звездная синь
Между асфальтом и влажной землей
Вырастет город из красных рябин

* * *

Было время — было странное
Расплетались косы сонные
Было время — было странное
Разлетались птицы вороны
Но глаза уже сменили цвет
Кол осиновый в моей груди
Ни зверей, ни птиц на свете нет
И слова остались позади
Разбрелись знакомые дома
Оглянешься, не узнаешь где
Под ногами не шумит трава
Потому что мы идем по воде
Оглянешься, не узнаешь путь
Помолчи, тебя и так поймут
Не пытайся вспомнить день и путь
Позабудь

* * *

В сплетеньи тел — одна надежда
На миг безвременья и света
Что вырывает вместе с сердцем
Любовь из тела — дарит духу
Душа бредет одна по суше
И тихо плачет
Без предела скитанья ищущих забавы
В бездонно высохшей пустыне
И бренный дух тела покинул
И ищет колдовские травы
И тело будет вечное томиться
На берегу той дивной речки
Где пьют отраву, Богу ставят свечки
Поклоны бьют на все четыре света
Везде восход,где свет никто не знает
Где Бог, не даст никто ответа
На всякий случай,все псалмы читают
И ждут конца — кто мира,а кто света
Огонь зажгли, а он гореть не хочет
Взметнулись в небо — там все так же пусто
А кошки смотрят в дождь глазами грустными
За их спиной мосты сжигают и искусство
Любовь сгорает — пепел улетает
Мой город вечный на глазах растает
Сплетенье тел — нетленное искусство

* * *

Я хочу показать тебе вечный лес
Мне скучно по нему бродить одной
Я подарю тебе семь чудес,
Чтобы ты посмеялась им вместе со мной

Я подарю тебе тихий дом
И теплую ночь и счастливые дни
И очень часто буду слать тебе звон
И радужные кольца новой весны

Я подарю тебе морской прибой
Он в моих руках — наклонись, посмотри
И с сегодняшнего дня над твоей головой
Будут птицы петь от зари до зари.

Я подарю тебе старинный сон
С огненной птицей над святою горой
И когда начнется война и огонь
Ты взойдешь на гору и станешь собой.

Ты взметнешься пламенем над землей
Ты улыбнешься дарам моим
Перекинешься радугой сквозь огонь
И отпустишь в небо голоса земли.

Ты будешь танцевать

Ты будешь танцевать
Под этот тихий мир
Под этот светлый мир

Ты будешь уходить
И таять словно лик
И превращаться в миф

Ты будешь забывать
Все мои слова
Так тому и быть

Тебе будет все равно
Кем в народе слыть
Что всем говорить

Ты будешь отпускать
Всех, кого любил
И кого не звал

Ты будешь уходить
Из тела, из души
С вокзала на вокзал

Тебя будут догонять
Добрые слова
Злые поезда

Ты будешь убегать
Вроде бы домой —
Значит в никуда

Ты будешь говорить
Все свои слова
Тем, кого забыл

Ты будешь наблюдать
Как твои грехи
Превратились в дым

Ты будешь догорать
На слепом ветру
Свечкой восковой

И твой нетленный страх
Будет выплавлять
Тропку за тобой

Мы сегодня словно птицы

Мы сегодня словно птицы
Мы сегодня отдыхаем
Соблюдаем все границы
Мы сегодня не летаем

Мы сегодня словно кошки
У нас нынче новоселье
Спит в узорчатом лукошке
Наше тихое веселье

Мы сегодня пьем из кружки
Золотистые расклады
Мрачных нам вестей не надо
Только мягкие игрушки

У нас нынче будут гости
Удивятся их судьбинам
Будут долго разбираться
Где начало, где причина

Мы останемся случайно
На заре как на вокзале
Все куда-то разбежались
В непонятное начало

Мы смотрели долго в небо
Оказалось небо ниже
Нам сказали — это небыль
Это быль — я так услышал

Возвращались в ниоткуда
Расплелись смешные косы
Задавали наудачу
Судьбоносные вопросы

А потом мы все исчезли
Говоря, что на минутку
Кто нас знает, догадался
Это странная, но шутка

Любовь моя печаль

Любовь моя печаль
Печаль моя любовь
Есть выигрыш в словах
И призрачность основ
И призрачность дорог
Которых дальше нет
И там где тает след
Не вырастет цветок

Любовь моя печаль
Печаль моя любовь

И в белоснежной мгле
И в черно-белом сне
Я буду на щите
Ты будешь на коне
Я буду больше знать
Я буду меньше петь
И больше целовать
Меняя жизнь на смерть

И с белого листа
На грифельной доске
И упадет с листа
Печальная капель
И все пройдет куда
Туда где камень сер
Все скатится с листа
И упадет в апрель

И будет прелый дождь
Весеннего числа
Спаси их всех хоть раз
А после без числа
Бесчисленные дни
Бессмысленные сны
Спаси кого-нибудь
Случайного спаси

На белом на листе
Засыпано число
Сегодняшнего нет
Вчерашнее ушло
И уходящих нет
И уходящих след
И свечку загаси
За давностию лет

Любовь моя печаль
Печаль моя любовь
Есть выигрыш в словах
И призрачность основ
И призрачность дорог
Которых дальше нет
И там где тает след,
Не вырастет цветок

Любовь моя печаль
Печаль моя любовь...

* * *

Снова полная тишь — наступает ночь
И мы замираем в преддверьи тепла
Этой ночью наступит вселенская тишь
Этой ночью ты вспомнишь все свои имена.
Целый свиток на небе не нужно читать
И зачем узнавать, то что знал давно
Я закрою окно — я иду спать
А на небе начнется немое кино.
Там случится летопись всех наших дел
Там случится будущий наш полет
Я закрою окно — было много дел
Утром рано вставать и отправляться в полет.
Кто-то будет читать золотые слова
И дивиться деяниям странных людей
И быстрее света побежит молва
О знаках на небе из зеленых огней
Мы проспим все на свете
В эти долгие дни
Утром бросим жребий кому идти за звездой
Кому поить коней, кому тушить огни
Кому спать, а кому обернуться травой
Пусть читают те, кто хочет читать
Пусть поют и пляшут на своих небесах
Мы сегодня устали — мы ложимся спать
Чтобы нас не будили в этих шумных местах.

* * *

И запах вянущих цветов нежней чем розы Рая
И белоснежные цветы опять обманут взгляд
Бесовским мороком в ночи
Летят, звенят, играя
Священные для нас слова, теряя смысл и лад

И ранит слово «смерть», а слово «жизнь» ласкает
Слова, слова, слова нас привели сюда
Мы шли другой тропой, закатными кругами
И приторных молитв здесь сладкая вода.

И крылья за спиной здесь слишком величавы
На них нельзя лететь, их неприятен груз
И трубным голосом в ночи падет на плечи слава
И места нет любви в эпическом лесу.

И все слова не те, хотя о том же самом
И все улыбки ложь, хоть с Богом на устах
С улыбкой на устах перста влагают в раны
И раненых зверей оставят умирать.

Возьми меня с собой — я не могу раскрыться
В молчании моем древнейшие слова
В молчании моем поют и пляшут птицы
Поют и пляшут птицы и кружится листва.

По дорогам

По дорогам шли
По дорогам
По дорогам без слез
По дорогам из грез
Мокрая трава за порогом
Грешные люди по дорогам
По дорогам из слез
По дорогам без грез
Изумрудные солнца светили
Поклоны земные били
Там где дятлы молятся Богу
По дорогам шли
По дорогам
По тавернам искали истину
Расплескав янтарные вина
Пьяных девок, угарно искренних
Одевали в сердца сильные
По дорогам шли к беспросветной любви
Рыли колодцы, но вода в них горька
Строили дома, дома без окон
Лечили болезни, которых нет
Зажигали свет на ярком солнце
По дорогам шли к беспросветной любви
Еще один город, где птицы садятся на провода
Еще один дом, откуда гонят больных
Еще одно небо, где не горит звезда
Еще один суд слепоглухонемых
По дорогам шли к беспросветной любви
По дорогам без слез
По дорогам из грез

Печальные звуки

Кто придумал бесцельные звуки
Беспечной игры

Печальные звуки вплывают в туман
Возвращаясь из сотен гибнущих стран

Над боем, над болью
Над зноем, над бойней
Печальные звуки вплывают в туман
Возвращаясь из сотен гибнущих стран

Не ведать, не знать, без устали плыть
Оставаясь всегда собой
И каждый вечер в чрево свое
Принимать закатную кровь

Тереться щекой о влажный песок
Прогибаясь под тяжестью льда
И знать, что если пустить кровь
Потечет речная вода

Касаться губами белых венков
Пущеных на восток
И в вечной усталости помнить о тех
Кто ложится в речной песок

Порождать ветер, сдувающий смерть
С иссохшего тела войны
И в вечной усталости помнить о тех
Кому дарованы сны

Не знать, не говорить
Не ведать зла и добра
Всей кожей любить
Царственно отринув страх

Печальные звуки вплывают в туман
Возвращаясь из сотен гибнущих стран

Закрой глаза

Любовь с тобой пока я не ушла
Огонь с тобой — под перекрестным огнем
Застыла кровь на куполах
Опусти глаза в черный водоем
На земле тебе видеть нечего
По болотным кочкам прорастем
Божьей свечкою

На моих ладонях следы зимы
Хотя на дворе весна
Под водой умирают цветные сны
И тускнеют поднятые со дна
Кружится земля, кружится земля
Все быстрее кружится земля

Тело плывет по зеленой воде
Потерянный рай где?
Тело плывет над багровой рекой
Закрой глаза, глаза закрой
Закрой глаза, глаза закрой
Приближаясь кружится земля

Сон

Беспросветный беспробудный
Начинается сон
Беспризорный бесприютный
Я возвращаюсь в свой дом
А вокруг чужие стены
На губах моих вкус измены

Пересохшее горло чужой любви
Тонкие руки в чужой крови
Говори со мной говори
На губах моих вкус измены

А в окна глядят чужие глаза
А на стенах висят образа
Не моей веры
На губах моих вкус измены

Там где росла небыль
Каждый шаг отдается болью
Паутиной заткано небо
Серой паутиной безволья
Красной паутиной безверья
Каждый шаг отдается болью

 

Тоска

Летит тоска с доски на доску
Ударяется об стену
Летит тоска с доски на доску
Поздней осенью

В деревянные стены головой
Сквозь тонкие вены разрывая покой
Летит тоска с доски на доску
Поздней осенью

Летит тоска с доски на доску
Бьется об стену
Мочит дождь, ветер рвет седые листы
С мокрой головы

Из пустых домов вылетает тоска
Заметая следы
На нехоженных тропах запах ее
Впереди следов

В землю семя падет и тоска взойдет
После нежных слов
После тихих слов
После добрых слов...

Летит тоска с доски на доску
Поздней осенью

Блюеs

Не вспомнить мне мой беглый взгляд
А вспомнив, не забыть
Как много лет тому назад
Мне так хотелось жить.

Цветные игрища

Цветные игрища цветные сны
Цветами бредит голубая роща
И каждое слово любви
В преддверьи зимы
Слетая с холодных губ обернется ложью
Бездомная ложь покрывает дома
По городу бродит, стонет и воет
Бездомная ложь серым облаком сна
Опускаясь на душу, достает до дна
И манит сердце печалью о вечном покое
Белый снег покрывает постель
В преддверии вечной зимы
Что теплее снега
И грязный лед в сердце наших детей
Станет символом вечного лета
Время садов отлетело в безмолвную даль
Где ты, вечное лето?
Время снимать урожай
Собирать печаль
С веток стекающих вверх
Бесконечного света
В твоих глазах каждый день умирает любовь
За окном умирает лето
Бредет по дороге вечный странник
В белом хитоне мертвого света
Руины лица занесены песком
Руки кольца сомкнулись невечным сном
Снегом летит вечная память
Стремление жить ветром и пламенем

Печальные ангелы

Печальные ангелы в сумерках спят
Печальные ангелы пьют кагор
Печальные ангелы смотрят сквозь дым
Как догорает уютный их дом

Печальные ангелы видят сны
Не помня зла не творят добра
За их окном всегда
Первый день зимы

Когда все ушли на небо и в рай
Они остались встречая смерть
Со скорбной душой смотреть сквозь огонь
В их глазах поселился печальный свет

Их тонкие руки помнят свет
Их бледные пальцы держали тепло
Когда смерть прошла они скрылись под землю
Навеки запомнив ее лицо

Печальные ангелы крылья сложив
Не могут взлететь в райскую жизнь
Между лопаток черным пятном
Память о том как горел их дом

Зарывшись в землю лицом в траву
Их сумерки гладят по узким плечам
Роса на крыльях душа на плаву
А тело бродит по теплым местам

Печальные ангелы в сумерках спят
Печальные ангелы видят сны
За их окном всегда первый день зимы

Сидели наши души

Сидели наши души
На печальном берегу
Руки на коленях
Держали словно школьницы
А в глаза боясь смотреть
Отводили их в беду
Погружали их в беду
Беспокойницы

Уплывало солнышко
На красивом корабле
В темно-синем корабле
В глубь заветную
По воде за ним пойду
По теплу его найду
Под водою пропаду
Безответныя

Погляди глаза в глаза
От рожденья до креста
Непонятна и проста
Мука смертная
Только гонят зрячих прочь
Да летят нагие в ночь
Танец с плясками огня
Ни приметы нет

А потом глаза в глаза
Руки за спину назад
И глядеть на образа
Чуть дышащие
Наши души за столом
Тихо смотрят на огонь
Покидают этот дом
Солнечным зайчиком

Без начала, без конца
Без исхода, без креста
С обгорелого листа
Книга темная
Целый день ее листал
Не нашел, чего искал
Оглянулся и пропал
В тихом омуте

Ты всю ночь...

Ты всю ночь молился чужим Богам
Ты кричал им — где же Ваш храм
Я так хочу туда.

Их молчанье давало тебе один шанс
На то, что будет ответ
На то, что будет приказ
И ты пойдешь туда.

И когда над рекой загорелись огни
Ты воспринял их свет как знак для своих
И чужие Боги смеялись когда
Ты пошел туда

Здесь чужая игра с идиотским концом
И душа рыдала, уткнув лицо
В безымянные плечи, называла Отцом
Того, кто вел туда

В доме вечном твоем загорались огни
И кто-то чужой молился на них
А ты шел в полумраке и голос затих
Когда ты шел туда.

На Земле Обетованной

На Земле Обетованной проживают семь старушек
Голоса их слаще меда, очи их с рожденья слепы
Но когда они садятся у распахнутой калитки
И поют чудные песни, птицы прилетят их слушать.
За оградою морозы, и зима с весною бьются
Над седыми головами птицы пляшут да смеются.

Унося последний камень от Земли Обетованной
Обойдет их злобный ветер и зажжется свет извечный
В их глазах синее неба, в их руках нежнее лета
Голоса их ясной песней с солнцем, радугой сольются
Над седыми головами птицы пляшут да смеются.

Мимо них проскачут кони, разбросав по небу вьюгу,
А над ними солнце светит, да хранит их теплый ветер
В их руках цветут жасмины, их улыбки людям радость
Очи их не видят солнца — солнце в их груди заснуло
Голоса их над землею светлым дождиком прольются
Над седыми головами птицы пляшут да смеются.

Долги

Я отдаю долги
Я ухожу вперед
Оставив за собой
В прозрачной рамке лед
И все мои друзья
Остаются за

Оставив за собой
Прозрачный свет воды
Оставив впереди
Летящие следы
Я погружаюсь в дым
Я в теплой темноте

Сжигая кожу дня
Я погружаюсь в ночь
Сжигая тело сна
Я погружаюсь в день
Оставив за собой
Расплывшуюся тень

Там коричневым мхом
Зарос высокий порог
Там за моей спиной
Дремлет древний Бог
Там легко уснуть
В его теплых руках

Похороны

А мы живого тебя хоронили
В крышку гроба гвозди вбивали
А ты смеялся над нами
Наблюдая за нашей работой
Говорил — не приплетайте Бога
К вашим дурацким деяниям
Закопайте, но свечей не ставьте
Хороните, но песен не пойте
Погребальных, и молитву не читайте
Над живым
А мы все могилу копали
А мы все тебя хоронили
А ты на пеньке трухлявом
Сидел рядышком с нами
Говорил, не приплетайте Бога
К Вашим дурацким деяниям...
А потом ты пошел по лугу
И трава под ногами приминалась
И следы на земле оставались
А мы все тебя хоронили

Бесконечные ангелы

Бесконечные ангелы пылью алмазной в стекло
На сплетеньи цветов зарождается новая жизнь
Пробуждение в доме разбитом — немое кино
Скованы мышцы, пока над постелью паришь
Где же ты, шумно прекрасный запах листвы?
Снова приснится тебе ледяной океан
И облетая пустые угодья свои
Замерзшими пальцами слышишь тепло южных стран
Пушистые волосы ты заплетаешь в венок
С них облетает пыльца, унося имена
Пережидая сцепленья вагонов и строк
Ты опускаешь ладони до теплого дна

Глядя в воду видели небо

Глядя в воду видели небо
Вечерами играли в быль-небыль
В распухшей душе схоронили сердце
Сердце болело душа чернела
Горло бредило песней
Больными глазами смеялись и пели
Больными руками делали хлеб
С больною любовью играли в прятки
И зарывались в осевший снег
Опадали с кожи прелые листья
Выпадали камни из под теплых век
Сероглазые дети слепили солнце
Из песка на слиянье великих рек
На перекрестках смеялись и пели
На перекрестьях падали вниз
Дежурили ночью у колыбели
Безвестных героев и вестников крыс

В ледяных пещерах Питера...

В ледяных пещерах Питера
Спят уставшие затворники
Серым льдом они закованы
Сладкой песней убаюканы
И печаль их неприкаянна
Вьется дымкой, льется пламенем
Над полями золотистыми
Над выщербленными лицами
В ледяных пещерах Питера
Очарованные странники
И цветы больничной россыпью
Бледно розовыми листьями
И печаль их неприкаянна
Вьется дымкой, льется пламенем
Над полями золотистыми
Над выцветшими лицами
Болью пронзает небо
Небом любовь светит
Сквозь небо проходит ветер
В моем доме давно поселился ветер
Выдувает стекла, выбивает двери
В моем доме пусто — там сорваны двери
И заходят птицы, и влетают звери
В темноте озираясь, ищут выход
И не находят двери
В моем сердце давно поселился ветер
Выдувает стекла, выбивает двери
В моем сердце пусто — там сорваны двери
И заходят птицы, и влетают звери
В темноте озираясь, ищут выход
И не находят двери

Пусто в Раю

Пусто в Раю безлюдно
Все погибли за место под солнцем
Кто за Рай на земле сражался
Кто за Рай сердечный боролся
Только вот никого не осталось

Наливные яблочки пали
Пусто-пусто и птицы примолкли
И в ворота никто не стучится
Тишина звенит и щекочет
И безлюден Рай и пустынен

А ворота распахнуты настежь
И ржавеют медные кольца
И ангелы воздухом стали
Пока их никто не видит
Пусто в Раю безлюдно.

Пусто-пусто до самого неба
Все погибли за место под солнцем
Те, кто выиграл трудную битву
Уже никуда не стремятся
Пусто в Раю безлюдно.

Камни

Камни катятся по свету
Забывая свое племя
Свою цель и свое пламя
Оставляя на откосах
Оставляя свою память
На траве и на погостах

Камни катятся по свету
Разлетаясь как попало
Попадая в чьи то раны
Разлетаясь лебедою
Притворяясь чьим то сердцем
Растворяясь в чьей то крови

Застывая каплей крови
На заре теряя плавность
Опадая чьей то славой
Засыпая чью то душу
Камни засыпают море
Оно выступит наружу

Камни пестрые в гнездовье
Ждут Луны, рождая искры
На разломе серебристом
Звуки голоса рождают
Забирая за собою
В сырость, тишь, тяжелый воздух

И во сне рождая грозы
Гроздья снов, разломы молний
Уходя в сырое небо
Где идут по дну скитальцы
Меж чугунною оградой
Пробираясь узкой тропкой

Сквозь звенящие сугробы
Поднимаясь выше к небу
Через море, через лето
Сквозь обломки льда и света
Проскользнув незримо в небыль
Былью поиграв ночною
Напоследок

Мы рушим дом...

Мы рушим дом
Мы сокрушаем стены
Обоев угол бьется на ветру
Мы начинаем новый дом с измены
Домашнему святому божеству
Мы начинаем новый дом с разбоя
С тоски безумной и бездумных фраз
С забытых песен, с песен беспокойных
Оставивших холодный блеск в глазах
С бетонного двора на королевский двор
Любовь нас венчала на королевство
Белой молитвой раздается нестройный хор
Посвященных в священнодейство
Но серый кадиллак, взведенный курок
Хотят твоей кровью напоить бесплодную сушу
Но пули свистят — недолет, перелет
Проходя сквозь тело, огибая душу
Мы рушим дом, мы разбиваем стекла
В которых мир был так заветно чист
А под дождем, забытый всеми мокнет
Бумажный голубь, вдруг слетевший вниз

Иди, моя радость

Иди, моя радость, иди до белой реки
Иди, моя радость, иди до красных камней
А когда ты придешь, мы сыграем с тобой в поддавки
И кто проиграет, тот будет, конечно, сильней

Иди, моя радость, туда, где не видно зверей
Иди, моя радость, туда, где не слышно птиц
А когда ты придешь, ты научишься жить без людей
И музыкой станет твоею дыханье зарниц

Там в тишине все звуки найдут свою жизнь
Там в тишине все сны найдут свои дни
В эти белые ночи мы отпустим на волю дни
Будем пить из бокалов ароматную мятную тишь

В тишине мы проснемся, когда закончится век
И еще одно солнце проснется, забыв свой закон
Оно будет лиловым, под ним притаился дракон
Был печален дракон, не подымающий век

Это только слова, посмотри, это только слова
Это только огонь, поцелуй его, только огонь
Ты не верь моим сказкам — это всего лишь игра
А поверишь — ну что ж, сам обернешься игрой

Иди, моя радость, иди до белой реки
Иди, моя радость, иди до красных камней
А когда ты придешь, мы сыграем с тобой в поддавки
И кто проиграет, тот будет, конечно, сильней

Мои девять жизней

Мои девять жизней стоят у окна
И ждут лишь сигнала, чтобы броситься вниз
А десятая знает, что она лишь одна
И что за окном есть широкий карниз

Мои девять жизней сядут рядком
И будут толковать про любовь и про зло
А десятая пойдет и сделает чай
Чтобы этим девяти стало тепло

Мои девять жизней уйдут навсегда
Оставив за собой светящийся след
А когда придет за мною беда
Я их позову, а их рядом нет

А с десятой мы будем карабкаться вверх
Выживать и плакать и опять выживать
Смех станет слезами, слезы выпадут в снег
И страшные сны лягут в нашу кровать

Мы польем слезами древо нашей судьбы
На его ветвях расцветет алый мак
Проживем девять жизней до первой звезды
Собирая в ладони соленый наш страх

По утру заснем у деревянных дверей
Не заметив, как начнутся волшебные дни
И случайно мы станем одним крылом
Там, где пахнут цветы и дрожат огни

Тихие песни

Здесь простые странные песни
Здесь пустые тихие звуки
Здесь когда-то мы были вместе
Уже после нашей разлуки

Здесь куда-то проходят строем
А обратно идут в одиночку
И когда начинают песню
Никогда не пропевают и строчку

Здесь почему-то не работает компас
И сместились все зодиаки
И если пойти налево
То направо случаются драки

Здесь никто не помнит, где солнце
А оно не светит, не греет
Звезды падают поодиночке
На какой-то обрывистый берег

А когда доходишь до речки
То вода в ней чернее ночи
Ее можно пить осторожно
Только пить здесь никто и не хочет

Почему-то здесь очень грустно
И никак не понять, в чем же дело
Ноги сами бредут по дороге
А за ними бредет все тело

И куда-то исчезают все мысли
И пустоты посреди разговора
И никак не понять, о чем же
Здесь ведут бесконечные споры

Так стоят на каждом перекрестке
Говорят все о том же самом
Забывая начало фразы
И финал всем известной драмы

И никуда отсюда не деться
Никому не рассказать о проклятьи
Только в каждом маленьком сердце
Тихо бьется ожиданье счастья

 

Смоква

Серый на желтом — дом на песке
Сеешь на камни — вырастает смоква
С черным портфелем пойдем за смоквой
Соберем урожай большой

Где тебя носит — где тебя крутит
Юродивый ангел с седой головой
С железной кровати поднимут трубы
Вставай! Пойдем за смоквой

Белый на сером — сутулыя плечи
Сегодня любовь — а завтра на убой
К неструганным доскам приколотят навечно
Этой ночью — А утром пойдем за смоквой.

Белый на сером. Ангел на черном.
Любовь в переходе подземном.

Шотландская плясовая

Искать подсказку — находить подлог
Искать невесту — находить колдунью
Считать по звездам свой последний срок
Понять что предсказанья обманули.

И наконец разбить все зеркала
И вымыть чашки от кофейной гущи
Когда останется от карт зола...

В сплетении тел рожается крик
На тонкой коже проступает знак
На мятых простынях остается лик

Отчаянной любви озверевшей лик
Цепляясь ногтями за дверной косяк
Захлопни дверь — оборвется стих
Разобьются пальцы о дверной косяк.

Твой последний выдох — это мой вздох
Под взмах ресниц — последний глоток
Так тяжело идти и так легко горим.

Твою судьбу прозреть в кратчайший миг
И задохнуться от пронзившей боли
Предчувствий стаю выпустить на волю
И долго слушать их прощальный крик
Их прощальный крик — улетающий лик.

Танго

Белое танго душевнобольных
Наши души летят над промерзшим асфальтом
Огибая углы темно серых больниц
Над костром погребальным.

Синеокие души отбывают свой срок
В переходах метро, в переулках подземных
В хилом теле невечных любимцев дорог
Удобряющих землю

Время жизни в груди кукушонка стучит
Обрываясь на третьем ударе
Белое танго душевнобольных
Мы танцуем бездарно.

Отбывая свой срок — отбивая свой ритм
Забывая свой срок — забывая свой ритм
Отбывая...

Игрушечные сны

Игрушечные сны в игрушечном пространстве
И пьяные корчи ночных иллюзий
Встает за окном дымный столб странствий
И играют дети в караван иллюзий.
Разметались котята по пустым сараям
И остались одни на промерзших досках
Сгнившая луна смотрит сквозь доски.
Сгнившие доски падают мягко
На сырую землю, на мокрые травы
Мягкие души гнутся исправно
Как будто из глины.
Беспечные песни, беспечальные сосны.
Бескорыстные когти вонзаются в землю.
Жестяные тазы собирают кровь
В них отразился детский страх
За дверью слово мерзнет на губах.
За дверью дорога — на ней столбы
На столбах вороны — на воронах ночь
И поет безумный, улетающий прочь
Певчий дрозд о том, что петь невмочь.
Чем больнее любить — тем светлее жить
Чем ярче дно — тем глубже свет
И огонь за окном выжигает дом
За которым я вижу ничего нет.
По воду пойдешь — найдешь змею
За солнцем пойдешь — найдешь луну
За любовью пойдешь — повстречаешь боль
Кругом голова.
Карусель из слов — мысли в стороне
Как венок наши сны
Как венок наши сны —
В стороне от войны.

Птички

Это чье-то тело в моей душе
Это кто-то смотрит из-за угла
Выжидая момент, когда я скажу —
Я хочу домой.
Это белого аиста крылья смерть
Это красного аиста крылья жизнь
Это птицы горят — их сжигает свет
Это крылья горят у птиц.
Это пепел летит, огибая поля
Это пепел летит, заметая кресты
Языческий Бог на перекрестке дорог
Улыбается нам.

Ходят души — бродят души
Надевают перстни на пальцы
Сохранит нас от напасти
Белый браслет на тонком запястье
Упадет полынь-слеза
На черные глаза
Расплескается кровь
По лесам, по полям
Напрасная кровь
По вымерзшим полям.
Отсюда никто не придет назад
Сюда никто не придет.
В мокрый песок погрузить ладонь
Вытащить кольца со дна реки
Слепой огонь прожжет ладонь
Сквозь нее на солнце смотри.

На небесах

Это пепел тех, кто избрал дорогу
Это пепел тех, кто летел на свет
Это пепел тех, кто молился живому Богу
Это пепел тех, кто пришел в Назарет.

На небесах, фиолетово синих
На небесах, где сплошные зимы
На небесах, где сквозные дыры
Сквозь которые мы будем разговаривать с ними.
На небесах...

Зеленоглазые дети — наши шаги легки
Наш взор по-прежнему светел
Но наши ноги попали в тиски
На полянах остались свитки
Из скрученной бересты
На полянах остались наши кресты.

Наши руки пропахли медом,
Мы сплетали древние травы
Нам дарован кленовый орден
Незаслуженной нами славы
Но мы летим вертикально вниз —
Туда где живут наши стихи
И нам давно все равно,
Что наши ноги попали в тиски.

* * *

Астральный кот смотрит в окно
На мягких лапах вплывает в дом
Чеширский кот висит над столом
Его улыбка разрушает мой дом
Астральный кот парит над потолком
Астральные когти вонзая в плюш
Он разрывает устойчивость дня
Чтобы его погладить нужно заснуть
Но не в каждом сне он узнает меня
Пушистым клубком в коридоре ночном
Катится под ноги, чихая в усы
Перебегают дорогу, почернев притом
Астральные кошки средней полосы
Ночью серы, днем белы
А утром, погружаясь в туман
Они мурлычат на странном наречье кошачьих стран

* * *

Игры детей аутистов — их жизнь легка
Бумагою рвется, крошится как высохший лист
В их комнате ветер — в их глазах пустота
У них прозрачная кровь, а в доме бумажный карниз
Игры детей аутистов — заброшенный пруд
Тонкая жизнь рвется меж пальцами дня
Стандартный набор из вен, луны и огня
Вызывает смех у живущих в огне себя
Песочная крепость построена ночью
Утром ее смоет волна
На ладони останется точный
Слепок морского дна
Молчащие дети молятся солнцу
Вспоминая обрывки забытого сна
Игры детей аутистов на белом снегу
Снежные птицы взлетают над головой
Игры детей аутистов на морском берегу
Неумелый чертеж смыт набежавшей волной
Биение сердца вливается в мутный прибой
Взрывается сердце от острой боли
Босая птица кричит в неволе
Взрывается сердце в неволе
Превращается в бисер дождя
Игры детей аутистов в сверкающий бисер дождя

* * *

Наше братство обреченных
Белым полем, белой птицей
Наше братство обреченных
Наши песни бред дурмана
Наши кони,наши сабли
Из тумана
Из сгоревшей церкви вынесли
Три иконы да сутану
Наше братство обреченных
Пьет из чаши золоченой
Ты помнишь тот день
Ты помнишь тот час
Когда бил свет из тысячи глаз
И все наши песни были одно
И в каждом доме горело окно
Ладони подняты были вверх
И небо в сизой пыли
Темное море летело на свет
Глотая клочья земли
Падал снег на поверхность вод
И влажный ветер утих
Свет полуприкрытых глаз бил вверх
Сплетаясь в заоблачный стих
Я слишком рано открыла глаза
Мне уже не вернуться назад

* * *

Искажение мира в фиолетовом сне
Рябь на воде — слеза на волне
Искривление солнца сквозь водную муть
Схлынуло море — пейзаж изменился
Вода унесла предыдущий рисунок
Нахлынули волны
И снова песочные руны под водною гладью
Искажение мира — сквозь воду меняется солнце
Искажаются лица — любимые лица друзей
Невнятные песни и звуки неузнанных стран
Плавно входят в январь
Искажаются лица
Чистый сминает рука
Светлый взгляд
Сквозь тускнеющий фильтр
Вчерашнего дня
Искажение мира диктует чужие слова
И дополнит сухая листва всю картину
Искажение мира рисует чертеж без конца
На лице, на листве, на огне
Что становится рябью лица
Искажение мира засыпает пыльцою глаза
Искажение мира сжигает дороги до боли в груди
До немеющих пальцев
До шума и стона в ушах
Искажение мира стирает из памяти сны
Оставляя лишь дыры, рваные дыры без дна
Искажение мира — на мачтах погасли огни
И разрушен маяк и сады прогорели дотла
И вода не ласкает, а жжет безысходным огнем
И осколки поющих картинок посыпались вниз
Мы ловили их, только вместе сложить не смогли
Не хватало чего-то

* * *

Возьми свое небо
Золотое как мед
Поцелуй его в сладкие губы
Живи в пространстве безумной любви
Горящим телом рождая лед
Когда на землю придет новый народ
Тебя никто не осудит

* * *

Убеленный известкою дом
На слом
Выпускает на волю
Кухонные споры
Сквозь дверные проемы
Они падают вниз в бурьян и там
Прорастают чертополохом
Истекал пустотой котлован
Как часы песочные временем
Роняя вновь и вновь
За каплей каплю сыпучую кровь
И каждый кто мог и хотел наблюдал
Времятечение
Строительной жертвы безумный цемент
Застывая темнела кровь
Стекала в землю по острым краям
По замшелым камням и там
Охраняла будущий храм

Аборигены

Только пришельцам внятен священный закон
Аборигены попрятались в норы на берегу
Но новый город это всего лишь новый стон
Я ухожу
Только остзейские немцы русские
Только скифам понятны русские дали
Только татары любили русских красавиц
Мусульманской дубиной промеж ушей
Не ждали
Мы поднимаемся все выше
Но в губы нас целует мох
Наш первый выдох был услышан
Кто примет наш последний вдох
Мы опускаемся как тени
Наискосок, на широкие ступени
Всей кожей чуствуя холод бетона
И сладкий запах гниющей сирени
На коричневых скалах золотые цветы
От звездных распятий падает кровь и пот
В белом доме растут голубые кресты
И стоит, улыбаясь, языческий, каменный Бог

* * *

И еще одно солнце вставало
Забыв свой закон
Сто девятое солнце
За это короткое утро
Оно было лиловым
За ним притаился дракон
Был печален дракон
С хвостом, выжигающим сутры
И сквозь кожу тогда проступили мои имена
Я не в силах прочесть их
Мне незнакомо наречье
Безымянных героев не терпит чужая страна
Их невнятен язык и мутны и загадочны речи

* * *

Весной приходит солнце и столетье
Весной уходит обветшавший дом
Под слоем пепла он врастает в землю
Сливаясь с почвой, солнцем и огнем
Сливаясь с уходящими телами
Войдя в их сердце, становясь их сном
И в обуви своей найдешь ты камень
Твой пестрый камень твой печальный дом
Он на стопах твоих остался пылью
Он не отягощает шаг
И злость моя ушла и обрела укрытье
Мой бывший дом

* * *

Под белой кожей снежного жилья
Вздымаясь бьется голубое сердце
И приступ новый снега и зверья
Сдирая кожу не дает согреться
Под снежной кожей зверя бродит жизнь
Пойдет налево и забьет крылами
Направо — сказки, звери, снег, полынь
А на распутье дремлет белый камень

Цветы войны

Там впереди живет война
Там выжжено небо и воздух густ
Там расцветает розовый куст
И запах его убивает всех
Тех, кто видит огонь войны
Кто идет на свет
Выжжено небо над головой
Под дерном дыра — воздух чужой
Там расцветают цветы войны
Туда идут ее скорбные дети
Ее пасынки не помнят своей вины
Там расцветают цветы войны
Их вид страшен и тяжел запах
Но дети плетут из них венки
И вдыхают ароматы столетней войны
И туда прилетают золотые пчелы
Собирают яд — превращают в мед
И когда наступает пора пить мед
Запах убийства вскипает и бьет в голову
Бледно розовые цветы войны
Их вид страшен и нет шипов
Они распускаются каждой весной
Они ждут того, кто засеет их поле до края
И цветы войны будут шелестеть
Обвивать землю корнями
Заманивать в поле бледных детей
Осыпать их тела лепестками
И сладкий запах вольется в грудь
Это запах крови
Это запах войны
И дети снова отправятся в путь
И не будут, не будут знать цены
Цены своей жизни
Унося на груди цветы войны

Воспоминание

Засыпано небо гирляндами боли
Засеяно поле меж небом и болью
По доброй воле идут в неволю
Всю ночь караулят свое изголовье
И зубами вцепившись в свое изголовье
Напрягают обмякшую в клетке волю
Чтоб не ослабнуть в борьбе с любовью
Ныряют во влажное облако боли
Радость свою погружают в море
Дают ей застынуть морскою солью
В бутыли разлив выставляют горе
И прячут солнце в мохнатую горсть
И покрытое шерстью слепое солнце
Влезает на небо в беспомощной злости
И палит тех кто укрыл в горсти
Свою соленую радость — любовь
О тающем снеге молча помня
Лед вонзается в теплое горло
И хриплым выкриком рвется на волю
Проклиная соленую радость — любовь
Сердце на воле пьет в изголовье
Солнце и море, туман и горы
Заросли мяты, холодные реки
Травы по плечи и хвойные ветви
И умирая, оставив на веки
Увядшее тело, пустые веки
Сердце вольется в любовь

Безмолвие

Ветра нет —
Нет ни моря ни волны
Безмолвие
Бестелесный покой
На влажной траве спят наши сны
Просыпаясь поутру холодной росой
Безмолвие
Безветрие

Безмолвие
Беспокойные дни
Между двух ступеней застыла нога
И если захочешь шагнуть вниз
Надо сделать вверх четыре шага
В безмолвие
В безветрие

Меня здесь нет
Неужели ты не видишь
Меня здесь нет
Неужели ты не знаешь
Я сплю в глухом лесу
Влажный мох согреваю
Безмолвие
Безветрие

Моросящий дождь уходящего лета
Вишневый сад истлел на корню
Меня здесь нет
Я иду вдоль рассвета
На запах солнца
С войны на войну
В безмолвие
В безветрие

Это сердце болит...

Это сердце болит, моя радость, просто сердце болит
Это старые песни ушли, а новых еще не родилось
Это где-то война, а может быть Божия милость
Это сердце болит, моя радость, просто сердце болит.

Это прорези в небе рифмуются с черной земною дырой
Это ангелы бродят по крыше и ищут куда бы присесть
И чтоб ни случилось — снегопад ли, Благая ли Весть
Это будет неважно — просто сердце болит.

Это белые ночи и странные, странные дни
Нынче можно молчать, а можно всю ночь говорить
Но слова исчезают и мы остаемся одни
Это тоже неважно, просто сердце болит.

Руками разгребать траву

Руками разгребать траву
Идти вперед дорогой сна
Услышать, где бредет весна
И жить и грезить наяву
И жить и грезить наяву
И покидать полночный дом
И тело старое на слом
Бросать в засохшую траву
На этом теле вырастет храм
Рыжим лесным муравьям
На этом теле вырастет дом
Ах как славно мы здесь заживем
Любимой твоей, невесте твоей
Волосы твои отнесут муравьи
Сплетут из них ожерелье любви
Она скажет, что жизнь прекрасна
Любимых и нежных Каяла-река
Остудит холодной водой
И кровавые раны на теле их
Зарастут зеленой травой
Господи, прости нас, завтрашних убийц
Мы не ведаем, что творим
Нас морочат чужие сны
Я рождаюсь из чрева столетней войны
И мой первый глоток
Не воздух, а дым

Свечечка

Свечечка горящая в адовом похмелии
Не погасни милая — так дрожит огонь
Ты прости мне пьяному дурацкое веселие
Не достоин света был — дай же хоть покой.

Но глаза горят в тоске, не любовью — похотью
Да смеется пьяный в дым синеокий паж
Разметало по углам человечьи лоскуты
Были губы, да глаза — остался макияж.

Пальцы выбивают дробь по столам заплеванным
Да из кожи рвется ввысь трезвая душа
Воздух загустел от слов, перебитых стонами
Тоненькие ручки на ветру дрожат.

Мимо серых окон птицы пролетали
В двери деревянные не стучал никто
Где мой черный ангел со свечой венчальной
Пьяные да мертвые валятся под стол.

Не уходи

Не уходи — ты перережешь паутину сна
Это тело мое в открытую дверь стучит
Не уходи
Я отхожу от наркоза —
В теле разбужена боль
Я не умею видеть мертвые лица
Сейчас я пытаюсь понять —
Это морг или больница
И если больница — зачем причиняют боль
Здесь сладковатый запах
Горечью на губах.
Рядом над узкой кроватью
Чья-то душа летит.
В моем доме холодный ветер
И холщовый платок на глазах
Не уходи
Это наркоз или жизнь
Это жизнь или наркоз
Это солнце цвета травы
А трава цвета земли
А земля цвета солнца
Это тело мое в открытую дверь стучит.
Мы клеили коробочки за узким столом
За деревянным столом
Нас двенадцать за узким столом.

 

Аристократы окраин

А.Смульской

Аристократы окраин любят друг друга в подъездах
Аристократы окраин кровь обменяли на хлеб
Они ходят по небу аки по суху
Их не любят люди с абсолютным слухом
Аристократы окраин.
В моем доме завтра не будет лекарств
И наши соседи будут в стельку пьяны
И не хватит хлеба и чистой воды
И затопчут в толпе
И любимые люди подохнут от нищеты
И пьяное тело не найдет свою душу
А душа не вернется к себе
Аристократы окраин.
По черному городу будем бродить
В переулках узких как бред
И черную воду из озера пить
А со дна будет бить яркий свет
И будет слышен в ночной тиши
Шорох падающей звезды

Город Лефти

И дана тебе будет власть на градом Лефти
И дано тебе будет белый камень найти
Над запретной зоной пролетать
Сквозь колючую проволоку пройти.
И дана тебе будет скорбь на все времена
За отпавших, упавших и без вести павших
За ненужную смерть добровольно принявших
И дана тебе будет скорбь на все времена.
Но кровью уже набухают бинты
Гигантский алый цветок
На север, на запад, на юг, на восток
Роняет свои лепестки.
И пройдет сорок дней —
Сорок первый будет жесток
Ты войдешь ко мне,
Отпустив семь грехов моих
Серым ртом целовать будешь теплый висок
Твои волосы в пепле
И сумерки смерти в крови.
Ты сегодня придешь — ты откроешь запретную дверь
За ней будет кастет, тюрьма или веревка
Но я буду знать в чьем обличье приблизится смерть
И мадонна жизнь
Отвернется неловко.
Дым от костра на котором тебя сожгли
Вливается в вены дня
Твой пепел в сердце стучит
Паутина летит на меня.

Отойди от открытой двери на восток

Отойди от открытой двери на восток
Выброси вон яблоки зла и добра
Игрушки сшитые из старых тряпок
Где вместо глаз вставляют бумагу
Отойди от открытой двери на восток.

Отойди здесь не любят бездомных людей
Отойди здесь гоняют бездомных собак
Обогреют тех, кто внушает страх
Расстреляют тех, кто ушел от семи смертей,
Отойди от открытой двери на восток.

Тех кто же ведал яблок греха
С утра поведут на расстрел
В живых остается рассвет
Отойди от открытой двери на восток.

Здесь чужой Бог, здесь чужой порог
Приближая цель — ты идешь назад
Покидая рай — приближаешь ад
Отойди от открытой двери на восток.

Пролетишь нагой по-над гладью вод
Туда где нету рассвета
Лишь вечный закат
Под водой найдешь храм где солнце умрет
Отойди от открытой двери на восток.

Этническая

Красное солнце — солнце безумья
Всходит над головой
У него когтистые лапы
Оно порождает волчий вой
Желтое солнце — солнце наживы
Роняет золотые лучи.
Белое солнце — солнце мертвых
Всходит в ночи
Оно спасет твою душу
Твое тело останется здесь на земле
Оно встанет
Оно будет идти
Мимо любви
Мимо дорог
Мимо огня
Мимо тревог
Оно встанет
Оно будет идти

Последняя

Отлетая вверх — не забыть про высь.
Звук подземных труб поднимает ввысь.
И небо пульсирует в такт все сильней.
И каменный город встает из руин.
И слепой огонь застилает глаза людей.
Тяжело идти и так легко горим.

Здесь дни все короче, а ночи длинней.
Здесь зубы давно превратились в клыки.
Здесь глаза у детей становятся все желтей.
И слепой огонь ввысь взметает пески.

Отлетая вверх — не забыть про высь.
Звук подземных труб поднимает ввысь.

Все возвращается обратно

Все возвращается обратно
Волна на берег — люди в поле
Зерно на мельнице мололи
Потом кидали хлебом в землю

Потом пришли волхвы по кругу
Игрушечною каруселью
Качался на ветвях Иуда
И Гамлет целовал Офелью

И вертится вертеп пасхальный
И в Рождество родится мальчик
Под монотонные напевы
Вкусит он яблоко от Евы

И водка заливает очи
И топоры летят в старушек
Волхвы пророчат и морочат
А водка горло жжет и сушит

В местах горелых йодом пахнет
Грибы по ведьминскому кругу
Все возвращается обратно
И я свою целую руку

И каждая дорога к храму
Давай мы повернем обратно
Нам то ли поздно, то ли рано
Дымится врат алтарных ратник

Нам то ли страшно, то ли просто
Здесь не нашлось для нас работы
В дверях толпится слишком просто
И пошло сдерживать зевоту

И поезда вчера вернулись
И самолеты возвратились
Мой личный Вавилон свернулся
Улиткой в домик угнездился

Все возвращается обратно
Любовь моя — кому молиться?
Я поделюсь с тобою страхом
Преобразившимся в Жар-птицу

И знаки водные пролились
И книга пепла рассыпалась
Земля постройками давилась
Сибирским трактом прогибалась

Не начинай с начала года
Не возвращай на место книгу
Не принимай повторно роды
Не просыпайся с новым криком.

Маленькая точка

Увидишь — маленькая точка
Вдруг превращается в песчинку.
Песчинка в гору — здесь отсрочка
И дерево мое травинка.
Увидишь — звезды зеленеют
И яблоко греха поспело.
Тенистые мои аллеи
В квадрат расчерченные мелом.
И расчертили неумело
И долго классики скакали.
Мы про любовь им говорили —
Они на скрипочке играли.
Зрачков затменье было полным
И сочных яблок ароматом
И оказалось небо голым
И наполнялись кости ядом.
Душистым садом мы бродили
И застывали на мгновенье
Коснуться сосен — дать им силы
И подарить отдохновенье.
Сквозь поры протекало время
И унесло с собой цикуту
Горело пламя, темя, семя
А племя скрылось за минуту
До нашего прихода в точку
Где склеились Эдем и мука
Где перебьет дыханье ночью
Привычно дикая разлука.
Прости всех, кто ушел сегодня —
Им было душно и тревожно.
Простые истины наотмашь
На их локтях сдирали кожу.
Прости всех, кто не стал смеяться
Над нашим ежедневным адом.
Им было больно улыбаться —
Мы были птицей — стали гадом.

Расскажи о том где ты не был

Расскажи о том где ты не был
Помяни всех тех с кем ты не пил
И не забудь про меня
Да с разбегу в синие реки
По теченью плывут человеки
Под ногами горела земля.

Сколько было неверных нечестных
Сколько сказано слов бесполезных
Крысы ночью уйдут с корабля.
Сколько крика — там где надо бы тихо
Сколько стука — там где надо без звука
Войти и застыть у огня.

Слишком грубо — там где надо бы любо
Слишком прямо — там где надо бы плавно
Оборвавшись звенела струна.

Если затаиться, то увидишь птицу
Если глаз не будет — значит не осудят
На плечи насыпь зерна.
Если соберутся — расклюют всю душу
Не поверят люди — это честно будет
Нежнейшая встанет луна.
Уходя — постучи, не забудь про ключи
Их оставь у дверей для лесных зверей
В ветхой лодочке через моря.

Ангел мой светлый

Ангел мой светлый. Ангел мой ясный.
Цвет твой серебряный — мой ярко-красный.
День твой беспечный — мой вечно печальный
Голод твой вечный, а мой безначальный.
Ангел мой светлый. Ангел мой ясный.
Твои крылья пушисты — мои безобразны.
Словно мед твое солнце — полынь мои звезды
Но тебе уже рано, а мне еще поздно.
Ангел мой светлый. Ангел мой ясный.
Твоя птица — скворец, моя птица — неясыть.
Голос твой нежный, а мой с хрипотцою
Когда ты замерзнешь, я снегом укрою.

Отреченье

Отреченье твое не запишут в церковные книги
Обращенье твое моментально — почти неприметно
Нареченье твое перепишет портреты на лики
И в книге прихода перекрасит рожденья отметку.

Не узнают друзья и залают собаки у входа
И о чем говорить со вчерашней возлюбленной дамой
Оборвется традиция самого древнего рода
До размера перчатки фамильный сузится замок.

Как спокойно вокруг посреди бесконечного гвалта
Как легко перекинуться волком — вернуться обратно
И родные кричат, словно куклы падая с полки
Как легко обернуться утесом, сосновой иголкой.

Уходя — уходи, возвращенье безумное дело
Вся игра впереди, там где черное чудится белым
Обрученье твое плавной речью польется по кругу
Разрешенье от бремени больше похоже на муку.

Где небо сливается с парусом белым

Где небо сливается с парусом белым
Где пахнет сосновой иглою и тленом
Огонь превращается в пищу и в воду
И буквы с обрыва ссыпаются в воду.

И солнечный запах струится над камнем
И нету различья меж глупым и главным
Ладонь протяни и появится птица
Вдохни — и на выдохе песня родится

И дым заполняет и горло и тело
И нету различья меж черным и белым
И в каждом движеньи колышется танец
И каждое слово молитвою станет.

И страшно заснуть, а проснуться страшнее
Водою холодной напиться на время
И волны тяжелые камни бросают
И с мокрой добычей в зубах отползают.

Ощущение холода

Ощущение холода бьет моросит и мерцает.
Тает.
Руку протянешь — заиндевело
Голубовато белым
И лицо — мелом, глаза — сурьмою,
Волосы — воском, ладони — хною.
Внутри остается и холод и голод
И в кровь горячую кусками наколот
Лед.
И снег на ресницах — метель в уши
В океанах — торосы, сугробы на суше
Иней на коже. Наст на сердце.
Вьюга, пороша, снежинкой сердце.
Снежные люди над домом витают.
В окна влетают
На ладони
Тают.

Есть незнанье коры

Есть незнанье коры. Под корою огонь.
Под золою угли, а под пеплом дары.
Камни трескались от жары.

Есть незнанье законов. Незнанье травы.
Под травою земля. Под землею дары.
Что внутри тебя — говори.

Есть незнанье дождя. Есть незнанье воды.
Под водою Царь-Рыба и вечные льды.
И вода размывает следы.

Есть незнание ритма. Незнание сил.
Светлой личностью был, да кого-то убил.
В безъязыкие дни.

Есть незнанье стиха — только буквы в слова.
Есть незнанье греха — только тела обвал.
Шторм закончился — грянул бал.

Есть незнание духа. Незнанье души.
Есть отсутствие слуха — дыши не дыши.
Звук неслышимый отыщи.

Любое слово

Любое слово выйдет из глазниц
И подмигнет игрушечно стеклянно
Зрачок, мерцая, гаснет. Из бойниц
Катились звезды медленно и плавно.
Любое слово вяжет письмена.
Руническая магия бескостна.
Но вот повтор: земля, любовь, война:
Не относись к гаданию серьезно.
Любое слово взяв, возьми себе
Удар и взгляд и берег — рваный ритм.
Иди за ним — куда подскажет ритм
И добежав скажи — игра в борьбе.
Еще скажи — судьба
Еще скажи — огонь —
И заструится дым на ярком солнце
На солнце пятна — выжжены огнем
Но мы сюда, пожалуй, не вернемся.
Еще скажи — луна
Еще скажи — вода
И заструится блик на водной глади
Луна блефует — ей картинку дать :
Японский сад и жаркий ветер в саде.
И задрожав мозаичной листвой
Сплетают бисер в желтые узоры —
Луна, волна сливаются в узоры
И притворяются природою живой.

Сегодня были грустные дела

Сегодня были грустные дела
Сегодня были тусклые огни
Мы отпускали странников из глаз
Мы оставались на земле одни
Сегодня мы закончили войну
Сегодня мы устали умирать
Сегодня были грустные дела
Мы разучились знать и научились спать
Учились есть сегодня поутру
Потом мы привыкали к вечерам
И говорили самому себе
Что все игрушки наши — это хлам
Сегодня были грустные дела
Мы пили воду не глотая слез
Мы выучили несколько оград
Услад, наград и стали жить всерьез
Мы подметали наши времена
Отмыли небо от ненужных звезд
И отпустили птиц за океан
И разучили несколько угроз
Но все еще кружат над головой
Стрекозы, бабочки, слова, слова, слова:
Прости нас милый, завтра будет бой
И вой, и зной и опадет листва:
Зачем так грустно? Может быть еще
Когда-нибудь и где-нибудь: Когда?
Скажи мне «нет», но прозвучало «да»
А значит мы увидимся еще.
Для взрослых сказка с сумрачным концом
А детские давно ложатся спать
Бежала мышка — хлопнула яйцо
В нем смерть твоя — выходишь на крыльцо
Там королевич и царица-мать
На троне были тускло-золотом
И рамы мыли — резались стеклом
И пили, пили за одним столом
И не допили, и не добили,
И не дожили. Где-то за углом
Там волки выли, лешие бродили
А мы вставали — нам уже сказали
Что завтра будет все что нагадали
И пеплом наши кудри посыпали
И говорили — все вам поделом.

 

И голос не слышен

И голос не слышен — он лишний
И лица не видны — обидны
И речи ушли понемногу
Протоптав столбовую дорогу.
На ней слишком много осталось
И ревность, и зависть, и жалость
И кто-то неслышный смеялся
Пока на дороге валялся.
Вкопали кресты просто в землю
Ведь под каждым кустом чьи-то кости
Здесь скиф, здесь вчерашние гости
Земля все едино приемлет
Предлагали духам — духовно
Предлагали гостям — человечно
А Боги смотрели сонно —
Для них ароматные свечи.
И падали, падали с неба
Ангелы и человеки
Мы им давали хлеба
Они выпивали реки
Они оставались с нами —
От добра добра не искали
Мы с ними делились снами
Они с нами в прятки играли.
Так и жили в одной круговерти
Люди, кошки и Боги
На перекрестках смерти
Не было нашей дороги.
Мы направо идти не хотели
А налево уже ходили
Ну а прямо — всегда метели
А мы слишком лето любили.
Приходилось нам жить вечно
Превращаясь в траву понемногу
Мы болезни земные лечим
Она платит плотью и соком.

Странные странники

Странные странники — они никуда не идут
Они молчаливо ждут, пока путь им бросится в ноги
Умоляя принять его в простые земные Боги
Они верят в это и терпеливо ждут.

Но внутри их нервозная скачка меняет день — ночь
Смена суток давно неясно постороннему взгляду
И пейзажи пульсируют в такт от пустыни до сада
И орлы на последнем дыханьи уносятся прочь.

Странные странники — они вбирают в себя
По лезвию месяца — каплей страданье и страсти
Старческий страх, старомодные страны и сласти
Перестрелки и стрелы пропускают сквозь тело себя.

Они небо глотают — смертельная вьется петля
Интересно что станет, но странники ждут недвижимы.
Их губы сухие ненавидимы, значит любимы
И целует их в сердце седьмая по счету земля.

Радость была быстротечна

Радость была быстротечна
Гордость была бесконечна
Нас рисовала зола

Искали единого Бога
Смешали всего понемногу
Сожгли и осталась зола

На солнце сплошные пятна
За тридевять жизней обратно
Там где светлее луна

В отчаянном нашем метанье
Нет знанья — одно скитанье
Мотыльков обжигает луна

За самоубийц по свечке
Пускали мы вниз по речке
Самообманом смерть

Нет за тех кто ушел молитвы
Кто воды не нашел — сгорит
Какая глупая смерть

Всех тех кто искал жалейте
Не органом, так хоть жалейкой
Они искали любовь

Всем тем кто искал оставьте
Цветы на поминки и свадьбы
Они не найдут любовь

Те кто долго ждал ныне в силе
Они не брали — молили
Их ладонь простреленный дар

И грехи их отпущены ветром
Они долго жили без света
Девять солнц им рождается в дар.

Слезы пресные лили с неба

Слезы пресные лили с неба
Собирались в соленое море
На снежную гору слетались старцы
Вплетали счастие в горе.
Мешали слезы и сахар
Врезали письмо в кожу
И отправляли по свету
С клеймом белогривую лошадь.
Вплавляли узоры в скалы
Писали стихи на крыльях
Больших отдавали малым
И слабым дарили сильных.
В ладонях держали деревни
Целуя прогнившие крыши
Колыбельные пели беглым,
Солдатам, монахам, нищим.
А когда их глаза слипались
Два солнца гасли бездонных
И земные дни растворялись
Отпечатком на старой иконе.

Снежной королевы сказки

Снежной королевы сказки
Холод забивался в щели
Ветер бродит по ущелью
Собирает все на свете
Мысли головы иконки
Все кладет в свою котомку
И уносит наши лица
За предельные границы
Снежной королевы сказки
Ветер спит в органных трубах
Притворяется что ласков
Присыпает солью губы
В подземелье воет волком
В поднебесье строит козни
И кладет в свою котомку
К мороку любовь и к розни
О чужих разносит вести
О родных молчит как мертвый
Чужеземные известья
Собирает медом в соты.

Над водою

Над водою птицы летят
Под водою падает снег
Над рекой склонюсь — себя не узнать
А слезой умоюсь — буду белей

Через слезы в небо глядел
Через дым-туман говорил
А под ряской рыба-щука живет
А желанья все прожил да пропил

Человека я во сне полюбил
Целовала, да не вспомню кого
Воробей мне дырку в черепе пробил
В голове моей пусто-светло

Я пойду себя показать
А меня не видит никто
Сквозь меня проходит народ
Не дает мне слова сказать

Я пыталась выгнать за дверь беду
А беда стоит и ржет во весь рот
Надоело мне жить в этом году
Я пойду да разыщу другой год.

Холодные времена

Раскидало нас по свету
Засветило солнце в спину
Искупались в теплой тине
То ли были, то ли нету
Ангел смеха нас оставил
Ангел снега посетил
День без солнца — ночь без правил
Надвигается зима
Холодные времена

Испугались три старухи
Перепутана их пряжа
Капли пота, капли крови
Словно зерна путь укажут
Отразились в наших глазках
Два отдельно взятых мира
Два отдельно взятых солнца
А за ними — ничего

То ли ты меня забудешь
То ли я тебя забуду
То ли просто нас оставят
Кукушатами в метро
Но красавица вернется
Перепутает картину
И забытых преступлений
Камни падают на дно

И вернется и подступит
К горлу вся обида мира
На безбожную ораву
И беспечную орду
Захлебнется попугайчик
Если солнце опрокинет
Крутит центробежной силой
И тебя я не пойму

То ли ты меня забудешь
То ли я тебя забуду
То ли просто нас оставят
Кукушатами в метро
Холодные времена

Привратник радости моей

Привратник радости моей
Низко голову несет
Во время старое свое
Забери моих друзей

Врата медные истер
Стуком медленным своим
Искрошился лес густой
Тоньше луговой травы

На пороге — ножик
На асфальте — грошик
Ангел сохранитель
Дорогу отвори мне

А я был бы большой
Я ушел бы до зари
Где люди не ругают
Собаки где не лают

А на ветхом месяце
Возьми мою бессонницу
Здесь места все злобные
Даже сны не рОдятся

А с пустой горы летят
Онемевши вороны
Ключ кидали рыбе в рот
Зачем? Замки все сломаны

Привратник радости моей
В сети смертные ловил
С неба вылил молоко
Веткой сладкой опоил.

Солнце за луной

Солнце за луной
Найдет покой
А на земле наступит Рай
А ты спи — засыпай.

А на сердце твоем
Раны рваные
От черных стрел зарастай
А ты спи — засыпай.

А во сне твоем
К нам придет змея
И напоит нас допьяна
А ты спи — засыпай.

А во сне твоем
Вырастут дома
А в них счастья через край
А ты спи — засыпай.

А ты не слушай меня
А ты послушай меня
Белым облачком растай
Спи — засыпай.

Летний холодный дождь

Летний холодный дождь
Зимний уютный снег
Разбудят сонную ложь
За затворами век
Стрелок особенно быстр
Бес различия мучит его
И не опознав мишень
В воздухе стынет ружье
Твердеет в глазах мир
Состоящий из сотни фраз
Оглянись — превратишься в столб
Утвердив преднебесный приказ
Оглянись — и исчезнет хлам
Оставив узкий проход
Тесно в мире рукам и плечам
И трещит по швам небосвод
Каменный конь под горой
Ждет своего седока
По колени увяз герой
Засыхает его рука
Привидения топчут траву
На глазах становясь тяжелей
Сладко ль тебе наяву?
Что ты, мне сны милей.
Как твердеют мои мечты
Страшно глаза повернуть
Если приснишься ты
Скорее про то забудь.

Песенка Джона

Когда умирал я тебе завещал
Разбитую чашку жареных зерен
Когда я умирал

Когда умирал я тебе завещал
Стеклянный шарик, горсточку пыли
Когда я умирал

Когда умирал я тебя забывал
Твою дверь потерял, у порога стоял
Когда я умирал

Когда умирал, я тебя потерял
Спотыкался, бежал, молоком рисовал
Когда я умирал

Когда умирал я тебя забывал
Звезды считал и следы заметал
Когда я умирал

Когда будет тепло

Когда будет тепло
Я растаю заплачу размокну
Когда солнце пригреет
Рассохнутся гулкие кости
И растенья заполнят всю землю
А радуги выпьют весь воздух

По ночам опускаясь
Гудят в голове самолеты
Черный дым оседает
И я исчезаю в подвалах
Солнце громкое яркое
Вытряхнет лето на землю
И осыпет прозрачных людей
Шелестящим загаром

Когда будет тепло
Я забуду сутулые зимы
И под солнцем весенним
Открою столетние очи
И слепой эскалатор
Поднимет меня на поверхность
Той земли, что построил небесный рабочий

Заморгает окно
И мой карточный домик распухнет
И козырные дамы
Откроют победный свой танец
Улетают все черные птицы
В заморские дали
Слышишь? Тихо внутри
Я останусь, забудусь, растаю.

Небесный город

Небесный город разнесли по кирпичу
А град земной собрали по былинке
И подарили палачам по калачу
Ну а любимым по нежнейшей по росинке

На платье дыры после жадных рук
Слезами усмирили сине море
Без жалости отдали слух и звук
Себе оставили щепотку сладкой соли

И выходили звери на помост
И честно прыгали в горящий обруч
И мы смеялись не жалея слез
Полынь растет и серебрится горечь

И в сердце новолуние острей
И луч как меч и нож разрежет камень
И на земле нам не зажгли огней
И врут все компасы и звезды под ногами.

Между домов

Между домов суета — кутерьма
Между асфальтами — лужи
Нечисть лесная толпится в дверях,
Приглашенная в гости на ужин

Переулочки, улочки, арки, дворцы
Шевелятся в них местные слухи
Раскрывались со скрипом златые ларцы —
Там оглохшие за зиму духи

Между домов — невежество масс
Поднебесные очи смотрят сурово из тучи
С бурым медведем мы выпьем за нас
Напиток нас жизни научит

Кресло-качалка качнется сильней
В дверь постучатся чужие
Я им скажу — никого дома нет,
Только призраки бродят по пыли.

Что там за воротами?

Что там за воротами?
Что там дальше будет?
Скрипнет дверь засовами
Разбегутся люди
В щелку подглядели
Долго говорили
Нудно обсуждали
А потом забыли
Что там в щелку видно?
Ярко — глазу больно
Высоко не прыгнуть
Да и так довольно
Что там — слишком ярко?
Что там — слишком стыдно?
Больше непонятно
Потому невидно
Говорили с толком
Чувством расстановкой
И слова иголкой
Загоняли в глотку
Чтобы после хрипом
Прохрипеть, руками
Показать что видно
Лишь сплошное пламя
Прохрипеть и ладно
Только бы отстали
Кто полезет в горку?
Верхние упали
На земле напишут
Сказки для деревьев
Вырастет кустарник
Иглы вместо перьев
Слово будет после
Нынче полетаем
Будет мокрый воздух
Молчаливый пламень
Разрешимся тайной
Разорвемся всхлипом
Кровь водой разбавим
А потом затихнем
Ешь сырую землю
Пей горячий воздух
Если кто поверит
То доверит роздых
Камень между ребер
Кости держат тело
И шагать нам прямо
Вспоминать про дело
На земле икона
Под землей ответы
Богатырь наш сонный
Не наступит лето
Упадет кукушка
Позабыв про годы
К нам придет игрушка
Унесет заботы
Древние народы
Спят в угрюмых склепах
В колбах спят уроды
Скорчившись нелепо
Утром спят деревья
Те что ночью жили
Под воду ходили
И топтали клевер
Деревья смотрят мокрыми глазами
Хозяин умер — ночью бродят кошки
Сады живые под воду уходят
Калитка стукнет — не познаешь камень
Мостки над озером и руки сводит.

* * *

Любовь моя, куда мне идти
Любовь моя — куда мне лететь
И что мне делать, если на пути
Встретится сердобольная смерть

Любовь моя, куда мне идти,
Любовь моя, куда мне смотреть
Говорю слова, если на пути
Встретится сестра моя смерть

Любовь моя, что мне ей сказать,
А она всегда промолчит в ответ
На ее груди людям мягко спать
Там где жизни нет
Там и смерти нет

Любовь моя, куда мне бежать —
Если я приснюсь — открывай глаза
Люди спят давно — кошки в ночь глядят
На моих глазах все Божья роса.

Не повторяй

Не повторяй Не повторяй
Мои слова Мои слова
В них смысла нет В них смысла нет
Одна вода Одна вода
Не принимай Не принимай
Ты мой закон Ты мой закон
Он слишком прост Он слишком прост
И ясен он И ясен он
Не проходи Не проходи
За мною вслед За мною вслед
Куда иду Куда иду
Людей там нет Людей там нет
Не принимай Не принимай
Меня всерьез Меня всерьез
Не знаю я Не знаю я
Ни слез ни грез Ни слез ни грез
Не вспоминай Не вспоминай
Мои глаза Мои глаза
Они пусты Они пусты
Смотрю назад Смотрю назад
Ты не рисуй Ты не рисуй
Мое лицо Мое лицо
Свернется год Свернется год
Змеей в кольцо Змеей в кольцо

* * *

Ждать упорно жестоко
Почти беспощадно
Ждать жадно.

Ждать расслабленно тихо
Глазам невидимо
Смотря мимо.

Ждать напряженно
Все тело металлом
Хищно. Залпом.

Ждать аккуратно
Почти безмятежно
Бережно. Нежно.

Ждать спокойно прилично
Уже безразлично
Ждать безлично.

Ждать задыхаясь
Лихорадочной просьбой
Мокрой осенью.

Ждать случайно. Не глядя
Бездумно. Без зова
Ждать безмолвно.

Ждать ночами во сне
Забываясь мгновенно
Ждать верно.

Ждать неслышно и горько
И больно и сладко
Без оглядки.

Ждать зародышем в теле
Ростком под хвоей
По доброй воле.

И приметы придумать
Которым не сбыться
Ждать — веселиться.

Днем не живется
Ночью не спится
Ждать — молиться.

Ждать в ливень и стужу
Внутрь. Наружу
Ждать душно.

Безутешно поверить
В неизбежную встречу
Ждать вечно.

 

* * *

К примеру, снег не выпал, но упал
К примеру, солнце сгинуло, не село
Бог с ней, с душой — сегодня будет тело
А кто ушел, тот навсегда устал.

И утомленье сладостно вполне
И озаренье будет вместо спичек
Какая разница во мне, в тебе, в огне
Личина есть, а значит, есть наличье.

Какая разница, куда пойти теперь
И дверь откроется и выйдет блудный зверь
И рухнет в ноги пыльной головою
И будет плакать возвратясь домой.

К примеру, вечером мы снова ляжем спать
Предельно просто можно нас поймать —
Наживка — ночь, условия игры —
Любовь и звезды и глаза закрыть...

* * *

Песок, осыпаясь с гор,
Засыпает город
От движения птички синички
От крылышек тонких.

Солнце, спускаясь с гор
Город взметнуло пылью
Птица вещая Гамаюн —
Опустила крылья.

Море столбом вверх
И стеною ливень —
Это по дну прошла
Серая птица без крыльев.

Маленький певчий дрозд
Напевал заветы —
В поле весенних гроз
Уходили дети.

А еще одна птица была
Ей не дали имя —
Когда она небом шла
Оборвалось имя.

* * *

Полнолуние завтра и долго не будет темнеть
И под тонкою гранью воды не пробудится чудо
Философские камни переплавят все золото в медь
Вызывая внутри ощущенье бессонного зуда.

И рукою взмахнуть, опоясавшей солнцеворот,
И конечной водой не залить негасимое время
И последним алхимикам путь от ворот до ворот —
Рассыпают по полю горящее буквами семя.

Влить в уста как приказ с поцелуем заклятье и правду
И указ и наказ, а мольбы мы оставим на завтра.
И уходят на запад полки, улетают на юг батальоны.
Прорастают на солнце ростки, покрывая запретные зоны.

Что взойдет, то пройдет — заклинанья взойдут на заре
На закате затеем условную жатву.
Черной тушью замажем семь месяцев в календаре
За околицу выйдем, чтоб уже не вернуться обратно.

Кольца — радость во сне подарить
Расковав золотистую цепь
И поить, и бродить, и любить,
Долго греть, а потом догореть.

И вино как вода
И любовь как беда
И уходишь куда?
И всегда — навсегда
Все течет — суета, суета...

* * *

Беспризорные — беспощадны
Беспощадные — беспризорны
Белые аисты над полями
Роняют младенцев в спелые зерна.
Наверно не надо ни неба, ни хлеба
Наверно не нужно ни хлеба, ни моря
Белые аисты ходят кругами
Сплетаются в танце, рождаясь без боли.
Они забывают свое назначенье
Они оставляют засады, преграды
Отпечатком на небе врезаются в память
Глухие толчки поднебесного ада.
Солнечным гулом, небесным звоном
Вода и земля переходят друг в друга.
Застывшая масса течет без истока
И входит в окно на рассвете без стука.
Печально сказочны наши картинки
Они оживают, их жизнь бесконечна
Неостановимы, необременимы
Хотелось бы верить, что это не вечно.
На вселенной горе дом качался без неба
Семицветные стекла, без лика иконы.
Знаешь, сегодня родились мыши
Что завтра вгрызутся в бездонное лоно.
Рождение завтра — смертеподобно.
Рождение в среду — срединная песня.
А если сегодня, то сложно, но можно
Но только без глаз народится месяц.
Наверно не нужно ни неба, ни хлеба
На коже опять проступило имя
Куда же деваться, когда без неба
Летают птицы, ломая крылья?
Еще говорили о многих рожденьях,
Еще предсказали о том, что не можно.
В тонкой цепочке не счесть звеньев
Попробуй, найди, угадай, что не ложно.

* * *

О чем-то большем — сны
О чем-то меньшем — песни.
Слова и духи снова не совпали.
Я очутился в сумрачном лесу
Я очутился в шахте ледяной
Земную жизнь пройдя не до конца,
До половины. Я стою спиной
К лесам, за ними храм, не знаю чей
Здесь веры нет, исповеданья тоже
Чьи лики на крестах глядят безлики?
Я очутился здесь. Трава по пояс
На дальней станции.
Опять ушел мой поезд.
Земную жизнь пройдя,
Стою в лесу.
До половины скрыт незримою фатою
Невестою стою, Христовой ли, земною...
Земную жизнь пройдя
Я все еще иду
Бреду сама собою
По косогорам, горам, буеракам
Устав от зноя, серых крыс, от страха
От непонятных криков за спиной
Земную жизнь пройдя и оглянувшись
Я превращаюсь в столб
Не видя Эвридики
Глаза души рыдают
И тонет все вокруг
В чернильном море из лукавых писем
Никчемных песен с песьей головой
Земную жизнь пройдя, я стал собой
Остановившись в сумрачном лесу.

* * *

Соединив отдельные движения —
ты получаешь правила игры.
Соединясь с зеркальным отражением —
ты постигаешь древние миры.

Застынув в светлой яви тихой песенкой —
ты отдыхаешь на ветвях берез
Но все пока не явлен мир чудесный нам —
где есть ответ, не задан лишь вопрос.

Возникнув в белом коконе из мрамора —
портретами парадными обвит
Ты узнаешь и демонов и ангелов
и тех, кто помнит, что давно забыт.

И снова обернувшись детской песенкой —
смеешься над мяуканьем котов
И возникаешь из просветов ветреных —
между делами и игрою слов.

* * *

Исчезла вещь и слово опустело
Мы выдохнули — души улетели
Остался камень — море отошло
Следы на камне ветром унесло
Осталось все, но больше нет следов
И радуги в окне семи цветов
Узнай меня и потеплеет кровь.
 

Афиша
История любви
Люди
Пресса
Диски
С начала
Сказки
Интервью
Взгляд
Фото
Песни
Линки
Гостям
Hosted by uCoz